Тезисы против десятины или упразднение священства как касты.

8. Один вид служения не может быть признан лучше другого: между ними должен быть разумный баланс. 1 Кор. 9:13-14 устанавливает плату за евангелизацию, но «так и Господь повелел» должно распространяться на всех: рядовые члены должны нести служение на местах, подобно левитам (1Пет. 2:5,9, От. 1:6). А если десятина – для левитов (Чис. 18:24; 2Пар. 31:4,5), то и для рядовых членов. Иначе «царственное священство» относится только к элите среди церковного общества, а не ко всем членам церкви. Выделять в народе касту священников есть возврат к католицизму, к Ветхому завету – антихристианство.

9. Неэффективность существующей системы. До явления в мир Христа система священников и левитов была неэффективной, о чём ясно говорит Евр. 7:11. Тот факт, что фактическое состояние дел вызывает иронию в отношении к равенству всех членов церкви (имеется ввиду, что рядовой член может ходить в «младенцах» всю свою жизнь и не быть способным даже к малому священству), лишь подтверждает некомпетентность священнического состава церкви АСД, неэффективность системы и необходимость её изменения.

10. Пример Христа и первых христиан. Текст Мф. 23:23 ограничен временем и после смены служения недействителен. Христос отменил служение в храме Соломоновом, сказав «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Лк. 13:35). Он изменил вид священства, о чём явно говорит ап. Павел во всём послании к Евреям. Смена формы священства продемонстрирована Самим Христом в Его жизни, почему и сказано «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6). А не через какие-то иные жертвы. Бесспорно, что пример Христа спасителен для нас во всём. Пока Христос был «овцой» – где написано, что Он давал десятину? Когда Он стал пастырем (пастырем всех пастырей!) – где пример того же?

Связь статира, который дал Христос через Петра (Мф. 17:27) именно с десятиной, а не пожертвованием, равно как и такая же связь в тексте 2Кор 9:5-12 – косвенная, непрямая.

Да, десятина была и до церемониального закона, и потому складывается представление, что она не упразднена. Но для христианина Мф. 5:17 ограничено поведением Христа, которое для него есть высший закон и высшая заповедь. Ибо Сам Христос для любого христианина есть полноценный, полный Бог. И потому священство стало долгом каждого христианина. И потому в новозаветние времена, сейчас, чтобы очиститься от греха, убить ягнёнка или дать десятину недостаточно – нужна жертва Христа. В этом превосходство Нового завета над старым: требуется, чтобы человек пожертвовал собой подобно Христу. Это нельзя сделать посредством кого-то другого, извне: посредством священников, даже самых лучших. Христианин не спасается жертвами авелей и мелхиседеков. Всякое посредничество имеет временный, детоводительный характер.

Нигде в Новом завете нет текстов, которые показывали бы, что священники получали десятину. Наоборот: мы видим, что они получали добровольные пожертвования: Гал.6:6, Флп. 4:14-18. А иначе, если бы был постоянный доход – зачем делать палатки (Деян. 18:1-3)?! Труд по собственному содержанию был частью их заботы о пастве: Деян. 20:31-35, 1Кор. 4:9-12, 2Фес. 3:6-9.

Если я христианин, то всё меряю Христом – Его примером. Есть Его пример соблюдения Субботы. Где пример Его соблюдения десятины?

11. После явления миру Христа, статус которого не только равен (Пс. 109:4, Евр. 5:6,10, 6:20) статусу Мелхиседека, но и гораздо превосходнее его, возврат десятины «мелхиседекам» есть умаление Христа. Новый завет и христианство есть не просто утверждение ветхозаветних истин. Под законами, вписанными в сердце, подразумевается ничто иное, как Христос, а во Христе между Богом и людьми нет никаких посредников. Средства нужны для их служения, а не для служения некоей элиты среди них. Регулярное использование пасторами ветхозаветных текстов с глаголом «обкрадывать» есть ничто иное, как запугивание: средство психологического давления, и, самое главное: сведение на нет факта смены священства, – иудизация христианства.

Примечание: любой библейский текст можно использовать для оправдания греха. Яркие примеры тому – цитирующий Писание сатана во время искушения Христа, инквизиция.

12. Сомнительная обязательность. В Новом завете нет прямой связи возврата десятины с соблюдением Декалога: десятина была и осталась частью завета ветхого, который устарел и потерял силу с воплощением Христа. Бесспорно, что Ветхий завет теперь имеет устаревшие и упразднённые элементы.

13. Слова Е.Г. Уайт не могут противоречить Библии, умалять факт смены священства и назначения Христовой жертвы. Если в Ветхом завете были элементы устаревшие, то и у Уайт могут быть такие утверждения, ограниченные рамками времени: её авторитет не выше авторитета патриархов и пророков.

14. Собственность между подлинными христианами может быть общей (Дея. 2:44-47), а т.к. фактически это невозможно в отношениях между рядовыми членами церкви и её «руководством», сомнителен возврат даже десятой части этой собственности. Также, если есть возврат десятины, почему нет «разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Дея. 2:45): почему к Божьей собственности избирательное и непоследовательное отношение? Могут сказать, что практика продаж всей собственности была частным случаем или временным явлением. Но это не просто частный случай или эпизод, а признак апостольской церкви. Если у церкви нет таких признаков – какое право она имеет претендовать на десятину?

В утверждении десятины явно прослеживается попытка иудизировать христианство, а именно: свести реализацию замысла Творца о каждом человеке как Своём сыне, на нет. Иудизацией я называю умаление той правды, что рядовой человек может быть таким же храмом Всевышнего, как это было во Христе. Отрицание или умаление того факта, что этот храм равноценен Церкви как храму. Иудизация христианства является серьёзной опасностью, если учесть слова ап. Павла в Флп. 3 (особенно ст. 18. См. Барт К., "Толкование посланий к римлянам и филипийцам", ББИ, М., 2010, с. 271, 289) В такой мотивации бОльшее внимание уделяется массе, организации, нежели конкретному единичному человеку, что есть антиперсонализм и антихристианство. В том числе, антихристианством является рассмотрение христианства как деноминации внутри иудаизма или как дальнейшее развитие иудаизма. В иудаизме же масса и большинство играют большую роль, нежели рядовой человек. Централизация церкви привела католицизм к антихристианскому поведению: та же тенденция просматривается в адвентизме.

Использовать десятину как «основное мерило верности в управлении нашим временным материальным имуществом»4 означает умаление добровольного приношения и неверие в человека. Жизненно необходимо рассмотреть опасность стать алчным и себялюбивым не только со стороны рядового члена Церкви, но и со стороны «руководящего» её члена. За последние сто лет церковь АСД, наряду с делами, посвящёнными Господу, превратилась не только в карьерный трамплин, но и в сервис для успокоения совести обывателей: простой человек отдаёт десятину и дорожит членством в данной деноминации, так как это лёгкий путь считать себя находящемся в «ковчеге спасения». Это скользкий путь, которому содействует современная организация церкви АСД. Для подлинного же христианина следует входить в царство небесное более тяжёлыми путями, которые соответствуют новозаветней истине.

В утверждении десятины налицо желание выделить касту жрецов, рядового человека поставив в зависимость от их служения. Институт посредников является не только умалением Божьего замысла о каждом человеке как о Христе, но и откатом назад: к католицизму, к Ветхому завету, является антихристианством. Человек не нуждается в посредниках, чтобы самому быть священником. А если каждый христианин – священник, то десятина принимает форму целевого пожертвования.

Христианская традиция, согласно которой вся собственность, которую мы имеем – не наша и мы лишь управляющие, – является лишь средством подчинить гордыню человека, не более того: у неё есть разумные рамки, которые нельзя перешагнуть. Тексты наподобие 1 Кор. 3:21 – 4:2, где сказано о человеке исключительно как управляющем, не могут противоречить притче о блудном сыне, в которой тот промотал свою «часть имения». Люди фактически обладают всеми сотворёнными Творцом благами, проматывая, уничтожая их, отбирая их у других. Пс. 23:1 («Господня - земля и что наполняет ее, вселенная и все живущее в ней») и тексты ему подобные говорят о Творце этих благ, но ограничены поведением Христа, который, будучи Богом, не взыскивал с людей блага, сотворённые Им, но наоборот: восполнял их недостаток. Та часть теории об управлении ресурсами, которая выходит за рамки моральной педагогики, является юридизацией и антропоморфизмом: приписыванием Божеству человеческой мелочности, зависимости от ресурсов, отсутствия великодушия и т.п.

Если десятина – это Божьи деньги, если тот, кто не возвращает её – обкрадывает Бога, то насколько более мерзким является нецелевое её использование. Каждый доллар Божьей кассы должен быть учтён и учёт его использования должен быть открыт для любого человека. Это особенно реально в наш компьютеризированный век. Если такая практика существует в мире, то Церковь не только может, но и должна показать миру пример прозрачности её материальной базы. Она, будучи публичным институтом, не имеет права давать повод к сомнениям в бескорыстии её членов. Прозрачная отчётность есть демонстрация практического благочестия в финансовой сфере. Отсутствие такой отчётности есть подражание миру с его служением Маммоне.

Выходом из сложившейся ныне ситуации в церкви АСД считаю упразднение десятины как таковой: если злоупотребляющая Божьими средствами масса чиновников и их наймитов потеряет гарантированный доход, то они лишатся основного своего стимула и будут вынуждены искать себе иное прибежище. В церкви останутся лишь те Пасторы, которые служат Богу, а не своему или чужому карману.

Страницы

  • «
  • <
  • Стр.
  • из 2
  • >
  • »
Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2013 Скала свободы. Все права защищены.
Работает на Drupal, CMS с открытым исходным кодом.