Божий храм

означают способность решить, кто из множества - главный, всё остальное множество сделав второстепенными. И подлинно, нет любви там, где нет выбора и жертвы. Неспособность, т.е. нежелание сделать этот шаг и рождает отсутствие покоя в сердце, Св. Духа внутри. Как двойственность, равнодушие, так и избрание, жертва говорят о воле человека, о его любви: подлинна ли она. Подлинная любовь и избрание ведут человека к Полноте, обручая человеческую природу с ней так, что не остается более других кумиров и привязанностей.

Приоритеты. Многие духом с Богом, желаниями же - с диаволом. Они вроде бы любят Бога, но поклонение тому, символ которого "666", т.е. корысть и удовлетворение ограниченным и сиюминутным, даёт им возможность удовлетворять свои прихоти, насыщать ненасытную плоть. Из-за этого они не идут к совершенству, довольствуясь совершенством формальным, внешним, в рамках приличий и обрядов. Они не могут без Бога, но им хорошо и с другим. Для настоящего же христианина - всё суета, кроме Бога и человека, и любви к ним. Во Святом святых человека должен быть Бог и человек, ничего больше. Всему остальному место во внешнем дворе. Бог и человек на троне, Царь и царица. При этом Бог без человека или исключительно человек без Бога на троне, в сердце, во Святым святых, - есть измена, т.к. часть Истины, часть Христа со скрытым желанием другую недостающую часть взять у другого. То же есть и неравное сочетание, уклон в сторону одного из них. Эта ересь, как и более мелкие, рождает грех, разложение в человеке, смерть. Такое слово уничтожает дело. Подданные должны занять место подданных, за стеной храма, на внешнем дворе. Всё, что не Бог и не человек. Бог и человек восседают на престоле, Христос, Божья Полнота, включающая в Себя всё. Бог без человека - не Христос, как и Церковь, президент, знание, благословение, дети, чувства, идеи, жертвенность, труд, закон и т.д., и т. п. Не вокруг этого множества вращается жизнь христианина, не это солнце его. Здесь я нимало не хочу умалить ценности обычного рядового человека, и ни в коем случае не защитить буддистское отрицание его мира, - лишь уничтожить отношение к ним как кумирам и божкам, в жертву которым приносится отдельно взятая индивидуальность. Христос есть солнце, Богочеловек, Бог в человеке и человек в Боге, их родственность друг другу, их сочетание в одном.

Есть внутреннее, Святое святых, а есть двор для язычников, есть дух, а есть плоть, есть Источник, а есть Пустыня, есть Христос, и есть всё, что не Христос: между ними ставится стена; так строится храм. В Боге, в духе, во Христе есть и плоть, и человек, и институты, и истины, и ценности, и все богатство и полнота Божьего мира. Им мы спасаемся от гнева: если в Нём пребываем - закон в нас. Мы тогда уже не под законом, т.е. не только по законам натуральной, естественной жизни живём. "Под благодатью" значит, что при вхождении во Храм происходит чудо претворения человека в такого, каков Христос. Редкое чудо, не отменяющее страданий и искушений. Да, Христос, "сущий в недре Отчем", есть Убежище от Отчего гнева; земля свободных. Но Убежище это открыто для искушений, для огня:

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.