Божья человечность

Бердяев пишет: "Нет границ, которые устанавливает агностицизм, возможен гнозис, ищущий все дальше и дальше в глубину, познание Божества есть бесконечное движение духа. Но всегда остается: Тайна, она никогда не может быть исчерпана до дна. И это выражается в символе, это не может быть выражено в понятии, которое всегда замыкает, всегда требует конца, за которым нет уже тайны. Где кончается сфера рационального познания и логического понятия, применимого лишь к ограниченному природному миру, там начинается сфера символического познания и символа, применимого к миру божественному. Об абсолютном бытии нельзя выработать никакого положительного понятия, все положительные понятия раздираются тут непримиримыми противоречиями. Нельзя мыслить внутреннюю жизнь Божества по аналогии с человеческими аффектами. Атрибуты Божества, о котором учит катафатическая теология, логически совершенно противоречивы и вызывают возражения разума." Кого-то отвращает в моём мировоззрении "схематизм", попытка свести вместе как бы несводимое, сформулировать отношения между такими сложными вещами, между которыми связь обычно кажется иллюзорной. Но я никогда не пытался ни создать штампы для поведения, ни нарушить устоявшиеся нормы морали туманным символизмом. Я лишь хотел и хочу указать вектор движения: направление, а никак не конечную остановку, на которой всё кристально ясно и разжёвано. Мои схемы - это мои символы: я борюсь против того же, против чего борются и мои оппоненты, с той разницей, что я не только опасаюсь законченной формулировки, скрижалей на камне, но и верю в воплотимость слова. Я верю, что слово может значить что-то бОльшее себя, и не быть простым заезженным штампом. Меня могут назвать идеалистом, но я больше, чем мои оппоненты, верю в плоть слова. Они подозревают у меня рационализм, я же подозреваю их в проекции. Слово не побоялось стать плотью: оно не побоялось выражения..

Также, меня ругали за множество непонятных слов: редко употребляемых и искусственно созданных, за якобы спутанность и туманность в выражениях. Но я глубоко убеждён, что истину нельзя разжёвывать до конца, так как есть граница, за которой она превращается в ложь, теряя своё очарование. Многие хотят ясности, определённости, однозначности. Но это желание их ума и рассудка.

Об однобокости разума на примере его отношения к вере. Я уже говорил о том, что ум, разум, интеллект так же слаб, как и чувства человека. Сейчас время сказать о том, что ум является не только инструментом, с помощью которого появляется знание, но и Цербером, который мешает человеку на пути к мудрости. Мудрости мешает знание. Оно, как тяжёлый багаж, мешает вере человека воспарить к облакам, к Богу. Я уже говорил, что тот, кто хочет знания, - хочет не только расти в познании, но и хочет гарантий: твёрдой почвы, на кото-

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.