Божья человечность

Это не вместить и не понять умом, потому что ум не способен складывать единицы так, чтобы единица получилась в сумме. Потому что сумма - это механическое объединение: каждая единица оставляется в её самости, без единства между ними. Также, в сумме, каждая единица - это часть, тогда как ни одну, ни вторую природу Христа ни в коем случае и ни в каком контексте нельзя назвать частью. И даже если говорить о частях, то ипостась сама, как и дух вообще, или просто целое, - это нечто большее частей, из которых состоит, если они в ней есть. Всё это значит, что ни человеческая, ни Божественная природа не подавляют друг друга, мирно сосуществуют и добровольно нуждаются для воплощения Любви каждая - в другой. "Неслитно.. нераздельно" - таких слов нет в Библии, но их обоих невозможно опровергнуть ни одним библейским текстом: это такая же истина, как учение о Троице. Тексты оросов вошли в основание веры Западной Католической, Восточной Православной и протестантских Церквей и Истина до сих пор выражается как "Христос - стопроцентный Бог и стопроцентный человек, Богочеловек". А это значит, что во Христе, в Боге, есть человек; т.е., с одной стороны, что человеку во Христе доступна Божественность, сила управлять своим характером, потенциал стать сыном или дочерью Бога, а с другой, что Богу свойственна человечность, забота и жертвенная любовь, страдания и тоска по человеку, ибо Он соединился с ним прочными узами. Это значит, что характер подлинных Бога и человека, их любви заключается в глубоком внимании, заботе о другом, и в то же время уважении его свободы, воли и желания. Именно здесь, у двуединства Христа мы учимся Божественной человечности, подлинным святости и праведности, подлинной свободе: эта человечность поразительно отличается от обычной человеческой, раскрываясь меж двумя, в их отношениях, которые пример и спасение для отношений наших. Мы призваны быть такими, как Отец (Мф. 5:48); характер Отца раскрывается в Сыне; Сын же есть определённое отношение между Божественной и человеческой природами: всё это значит, что мы и наши отношения друг ко другу должны быть такими, как отношения Божьей и человеческой природ в Нём. В Нём чудесным образом уживались двое, Бог и человек, как написано: "Дабы из двух создать в Себе Самом одного.. устрояя мир" (Еф. 2:15). В нашем же мире любые два: человека, пола, начала, организации, нации, государства и т.д. не могут ужиться, - как это удалось им во Христе? Среди слов Халкидонского Ороса: "Неслитно.. нераздельно". Остановимся сначала на "нераздельно".

О "нераздельно". Против буддистской реакции христиан на человека. Это понятно, что многих из нас страстная вера в конкретного человека подвела: человек оказался недостойным вложенных в него сил, времени, здоровья. Да, это плоть. Но она не может нас толкнуть на поклонение отвлечённому духу и его качествам. Потому что поклонение совершенству или идеалу как отвлеченному, нечеловеческому началу разрывает связь между ним и человеком. Я уже писал об идеализме в дурном смысле слова. И в языческой, и в религиозной среде люди оставляют друг друга и Бога, увлекаясь идолами собственного производства. Парадоксально, но зло в человеке подталкивает их к этому. Идеал вле-

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.