Божья человечность

- там свобода, свобода от подчинения человека идолу, там есть борьба со злом, но нет насилия и жестокости. Там, где нет свободы, нет и Духа, нет и настоящей любви. Пусть кто-то своё бесчинство и грех называет свободой, но я, борясь со злом в нём, не имею права действовать насилием: ограничить его свободу - да, имею право, но не подчиняя своим идеалам, своему добру против его воли. Бог так от начала не действовал над Люцифером и падшими людьми, хотя и вёл войну с ними. Кто же ты, что хочешь стать выше Бога? Он, в Своё время, не уничтожил диавола, дав ему соблазнять Его любимое творение и своё второе "я". И это было не от недостатка сил, от попустительства или от недальновидности. Христос дал злым распять Его, и это не от слабости характера, ума или воли. Это говорит о том, что Бог основал всё на свободе. В мире своё лицо и характер должны явить и Бог, и диавол, и добрый, и злой пути свободы. И никакое насилие, принуждение и законничество не в силах воспрепятствовать этому, сделать то, чего Бог не сделал, нарушить реальность и Божье устройство мира.

Потому все попытки насильно обустроить "мир сей", превратив его в "счастливый муравейник", в царство сытых и довольных жизнью рабов, заведомо обречены на поражение. Насилие ради Добра суть зло, как написано: "Все, взявшие меч, мечом погибнут" (Мф. 26:52). Есть святая ненависть к злу, праведное ограничение злой воли, такая борьба за правду и справедливость, которая большинством воспринимаются как хамство, нарушение приличий и даже насилие, но, независимо от этого, всякое давление, насилие и принуждение, даже во имя Добра, возвышенных и святых целей, "чтобы зло пресечь", - антихристов путь. Ибо Христос распятый, а не распинающий. С одной стороны, мы должны люто ненавидеть зло и непримиримо бороться с ним. С другой, нельзя переступить через волю любого человека, даже самого падшего. Здесь, в принятии этой полноты, этой двузначности единой Истины, две воли, два желания сталкиваются в истории: Христово с антихристовым, настойчивое, но терпеливое с одной стороны, с нетерпимым и не стесняющимся в средствах с другой.

Не так давно в адвентизме принято было считать, что к антихристу принадлежит папство, потому что оно изменило заповеди о Субботе, изменив саму заповедь. Я же говорю, что всякий, кто использует насилие и принуждение для добрых целей, - антихрист, ибо как средневековые святоши сжигали и убивали ради спасения, так и этот, пусть только в мыслях и на словах, но совершает тот же грех. О всяком (не только о папе), кто не согласен с тем, что Бог дал Своему творению свободу, что действует по отношению к злому не только борясь, но и уважая его свободу, будучи от этого Распятым, о всяком, желающем исправить "ошибку", т.е. Божье устройство мира, применив насилие, давление и принуждение к бунтовщикам наряду с праведным ограничением их свободы, написано: "День тот не придёт, доколе не придёт прежде отступление и не откроется человек греха.. противящийся и превозносящийся выше.. Бога.. откроется беззаконник" (2Фес. 2:3,4,8). Но, в принципе, таков любой обыватель: его философия и мораль разрешает ему солгать или убить..

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.