Божья человечность

не стремился, чтобы правда Его восторжествовала любыми средствами. Кто этого желает и к этому стремится любыми средствами - тот не христианин. Христианство есть чистота не только целей, мотивов, но и средств их осуществления. Потому что подлинное христианство - это творчество, и, как всякое творчество, связано с красотой. А красота, в свою очередь, невозможна при каком-либо недостатке.

О связи непринятия Адамовой природы во Христе и насилия. Я уже говорил о поклонении Богу как идолу. Так называемые "религиозные" люди хотят воцарить своего Бога, словно кесаря, кесарскими приёмами. Потому что для них Бог и кесарь - кумиры, существа, больше и выше которых нет на земле. А потому всё остальное умаляется в их глазах перед этими двумя. В уме обывателя есть как бы разделение: есть люди, а есть как бы "боги", неприкасаемые. Природа людей якобы должна служить природе "богов", подчиняться ей, умаляться перед ней. Это связано с отношением обывателя к мужчине и женщине, мужскому и женскому. Именно в умалении человеческой природы перед идолом или в сведении её на нет и проявляется антихристианский дух человека. Оно - один из главных признаков нарушения принципа "неслитно". Насилие над человеком начинается с умаления человека во Христе: человеческой природы с её желаниями и волей, которое, в свою очередь, порождено поклонением Богу как идолу, как Добру, которому приносят человеческие жертвы: отнимают территории человека и повергают к ногам кумира. Насилие - это автоматическое следствие непринятия полноты Христа. Рабское принуждение, давление, всякого вида диктат в отношении как к себе, так и к другому всегда есть признак такого отвержения. Если этот человек ничего не знает о Христе, - он ничего не знает о полноте жизни, о её глубине, его сознание сужено поклонением прелести. Потому принятие плоти во Христе, тела, Адамовой природы, человека, а не ангела, наполняющего всего Христа насколько Божественная природа Его заполняет, не умаление его, не уничтожение и не замена его природы природой другой, Божественной или ангельской, - от этого зависит любовь к человеку, к себе и к ближнему. С принятия плоти во Христе с её желаниями, фантазиями и замыслами начинается любовь к человеку, к себе и к ближнему. Повторюсь: это принятие её в Нём не как "пиджака", не как внешней оболочки, а как некоего целого, живого существа. "Я хочу" с учётом того, что хочет ближний; независимо от того, кто хочет, Бог, царь, авторитет или простой человек.

Представление о Богоангельстве, превращении человека в ангела, замене, подавлении его природы порождает насилие, презрение, ненависть. Отношение к человеку как к безликой овце, части стада, желание слитности, безличностного растворения в Боге мешает проповеди Богочеловечества, Богосыновства. И наоборот: насилующий брата своего насилует прежде всего себя, потому и может проповедовать, что во Христе, мол, не будет человека; его слово отражает его дело. Это как бы самосуд его совести, загнанной глубоко внутрь. Всякий, кто осуществляет Божьи Царство или Церковь, умаляя человеческую природу, её способности, возможности, её ценности, есть обычный, непреображённый человек,

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.