Идолы и Бог

не он господин своих желаний, а желание или чувство, которому он позволил вырасти в похоть. Как написано: "Ничто не должно обладать мною" (1Кор. 6:12), и: "Были рабы похотей и различных удовольствий" (Тит. 3:3). Как царя над собой человек поставил (о чём рассказывается в 1Цар. 8), так он собственное желание ставит над собой господином и богом. И так распадается внутренне надвое, ибо не из плоти одной состоит: дух его желает совсем иного, как это в Рим. 7. Любой господин - живое существо, желание же - не существо, и потому бездушно, потому такой "господин" и бог суть идол, ведь все идолы бездушны. И вот, когда истуканы были осмеяны как искусно обработанные куски железа и дерева, они фактически остались, как написано: "Сии люди допустили идолов своих в сердце своё" (Иез. 14:3). Cейчас, кроме скульптур и памятников, почти нет каких-либо статуэток или фигур, которым мог бы кланяться человек, которых можно было бы пощупать и увидеть, но они есть глубоко во многих людях, спрятанные ими же самими в виде огненных желаний, фантазий, представлений или идеалов.

Рассказ о том, как Навуходоносор выстроил истукан (Дан. 3), учит нас, что прежде каменных идолов в себе самих из желаний наших мы "творим" десятиэтажных истуканов, и за этими непомерными вожделениями забываем и о Боге, и о человеке, т.е. нарушаем обе скрижали Закона. Вот наши Молох, Ваал и Астарта: наши желания. Когда ап. Павел говорит: "Я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: "не пожелай" (Рим. 7:7), он говорит не только о зависти, как написано в десятой заповеди, но вторит Давиду: "Твоя заповедь безмерно обширна" (Пс. 118:96). Что значат эти две фразы? Без Закона, без Христа, Савл не увидел бы своего собственного злого желания, которое выросло из доброго. Границу этого превращения: где именно доброе его желание переросло в похоть. То, что злые люди хотят только злого и всегда злого - ложь. Савл желал доброго: уберечь Церковь, народ от влияния "еретиков", - он заботился об их вечности, о спасении, а вышло убийство, как написано: "Желание добра есть во мне.. хочу делать доброе, прилежит мне злое" (Рим. 7:18, 21), и: "Савл же одобрял убиение" (Дея. 8:1). Ведь, не обязательно своими руками убить - достаточно мысли, чтобы человек уже согрешил. Римский папа, руками других сжигая еретиков, хотел доброго, как Савл, а выходило злое. Неправда, что инквизиторы средних веков желали только уничтожить еретика, диссидента - они желали "чтобы дух" этого человека "был спасён" в Пришествие, потому и предавали его "во измождение плоти" (1 Кор. 5:5). Рядовые иезуиты считали, что Господь через них "очистит кровь Иерусалима из среды его духом суда и духом огня", как написано в Ис.4:4. Ни фарисеи, ни инквизиторы средних веков, ни современные палачи обычно не осознают, что нарушают заповедь "не убивай", и не знают, что именно они делают. Их сознание как бы спит в этом вопросе. Есть такие преступники, такие заключённые, которые оправдывают себя, и которые расскажут вам, как они изо всех сил желали хорошего, желали добра. Несмотря на обвини-

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.