Идолы и Бог

может управлять самими чувствами: проявлять ли их вообще в данном конкретном случае или нет, в какой мере и в какой сфере. Высшее же назначение чувств - чуткость, восприимчивость человека к внешнему миру, связь с ним, с другим человеком, сбор данных о реальности и её изменениях. Для меня главный, самый яркий образ, показывающий назначение чувств - отарки Гансовского. То есть, та истина, что без чувств мы можем стать жесточайшими из тварей. Такими, в принципе, и являются многие люди. Чувства у них извращены до чуткости лишь в определённых сферах, и притом не чуткости собственно, а излишней чувствительности: страха, т.е. различных фобий и пугливости, истерии, слезливости, изнеженности и извращений. Ум же во многих, если он есть, извращён до фарисейства и педантизма. Сердце - определяет, какому богу посвящён храм, то есть тело человека и сам человек. Бог здесь - какое-либо чувство или идея или набор, то есть, пантеон их, доведённые до уровня, масштабов, размеров божества.

В следующей главе я покажу, что не только плоть в обычном понимании, но и дух человека, кадящего идолу, является плотью, - весь человек на темной стороне свободы является плотью, лишенной подлинного духа. Человек может знать больше других, быть одарённее многих, но, в то же самое время, быть одержимым рабским духом. Он, желая всё знать и уметь, ответить на любой вопрос, достичь цели любыми средствами, обоготворил, например, ум и, будучи увлечён идеей, словно женщиной, утерял Царство - искусство управлять самим собой. Почему некоторые либо равнодушны, либо так взыскательны к другим? Так жестоки? Почему подчас так водворяются в плоти, что постепенно теряют все качества человечности одно за другим? Почему неприветливы, грубы, нетерпимы, обличают холодно, с презрением? Они поклоняются каждый - своей прелести: желанию, институту, идее, поддавшись на искушение удовлетворить до конца либо чувства, либо разум, либо сердце. Потому всякого, кто не падает ниц перед их "богом", готовы бросить в печь своего разочарования и недовольства, несбывшихся надежд. Они всё сердце (или часть его) отдали предмету своей страсти; одержимы бесом. И узнать их в таком состоянии можно по пятну или пороку - бреши в характере.

Но есть Убежище, как написано: "Бог мой - твердыня убежища моего" (Пс. 93:22). Вне его - тьма внешняя, как написано: "Бросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 22:13), - в областях ума, чувств и сердца есть твёрдая почва, а есть зыбучие пески и трясины. Жизнь по духу - это не только чувственно-богатая жизнь, это не жизнь исключительно мыслителей, это не только благородные сердечные переживания. Идеи и желания, мысли и побуждения часто есть плоть. Первое, второе, третье искушения Христа говорят нам об этом. Весь человек обычно есть плоть. Почти весь его мир. Чудо, когда он, его мысли, его переживания духовны, т.е. не подавляют мысли и ощущения другие и других. Чудо, когда чувства, мысли и воля связаны друг с другом в единое целое, и подчинены друг

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.