Идолы и Бог

должна быть послушна Христу. Я же иду не за ней, а за Христом. Между мной и Ним нет никаких посредников. Мы призваны Богом составить собой Церковь, любить и заботиться о ней, т.е. о собрании, о соборности верующих, но не подчиняться ей прежде или ставить её выше рядового члена.

В ответ на "что дороже: тысяча человек или один?" обычно отвечают: "Конечно же, тысяча". Как же верный Пастырь оставляет девяносто девять и идёт, ищет заблудившуюся одну? Это говорит о ценности одного человека перед тысячью. Ради правды нельзя пожертвовать даже одним человеком, каким бы падшим он ни был (см. В. Гюго, Отверженные, ч. 1, кн. 7, гл. 3 ("Буря в душе")). Я уже говорил, что один человек может быть столпом и утверждением истины. Христос этому пример. Люди, собранные в Церковь, не только могут быть, но могут и не быть духовными учителями для отдельного её члена. Они - собратья, равные ему независимо от их возраста и опыта. Ведь так называемые христиане, считая пророка "отпавшим", когда он не то говорит, что все, - что особенного делают? То же делают и язычники, объявляя гения ненормальным психически - все ведь не гении, а он, видите ли, выделяется. Толпа и коллектив во все времена из-за своей ксенофобии враждебно относились к "белой вороне" или "гадкому утёнку". Этот метод - одна из форм насилия, политической, т.е. лживой борьбы за первенство, за власть ленивых, бездарных и бесхарактерных над трудолюбивыми, одарёнными и волевыми. Говорю ли я что-либо против Церкви? Нет, ибо она есть "полнота Наполняющего всё во всём" (Еф. 1:23), но говорю о личных отношениях с Богом, которые должны быть на первом месте, а потом уже - отношения с людьми, братьями и сёстрами (это максима; о парадоксальных, безумных призывах буду говорить немного позже). "Я никогда не знал вас" сказано о тех, кто служил Богу, верил в Него не сам, не из глубины, не из сердца, а по наущению, из-за следования традициям, по воле других, чтобы не выделяться из общества. Любовь к Богу и человеку противоположна угодничеству, приспособлению, заискиванию, благоговению перед авторитетами, преклонению перед волей любимых. Угождение людям противоположно любви к Богу. Как написано: "Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым" (Гал. 1:10). Именно на человекоугодничестве держится церковь вне Христа; именно на нём держится иерархия обычная, рабская, нечистая.

Иерархия бывает не только добром, но и злом, не только переносится, но и не переносится на Царство Божье, в котором жить учимся и живём уже сейчас. Один выше, другой ниже - также и от диавола. У каждого в Церкви есть свой дар. И то, что кто-то пастор, - это всего лишь один из даров, - это совсем не значит, что пастор - выше, а вы - ниже, что пастор ближе к Богу, нежели вы. У вас - дру-

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.