Идолы и Бог

трактовке. Возьмём любую книгу или высказывание, - и обнаружим, что один человек в них видит схематизм, штампы, банальности, другой - символы, раскрывающие богатый мир. Один будет пытаться это уничтожить, другому будет не терпеться приобщиться, и он будет постоянно над ними размышлять. И вот Декалог: что такого в этих заповедях, которые может легко перечислить ребёнок? На 1-ый взгляд, схема, штамп, банальность. Как же тогда толковать слова Давида "заповедь Твоя безмерно обширна" (Пс.118:96) и "О законе твоём размышляю день и ночь" (Пс.1:2)?! Тут сразу же скажут о некоей книге закона. Но что была эта книга призвана комментировать, не Декалог ли? И сам Декалог не является ли символом чего-то большего себя? То, что для одного схема, для другого - символ. Символ, который лишь обозначает, намекает на нечто гораздо большее себя.

Такое же двойственное отношение в нашем обществе существует и к догматам церкви, к формулам Соборов: большинство обывателей видят в них лишь выражение политической борьбы, ничего не значащие, и даже еретические, философские в дурном смысле слова формулировки. Но я не верю в доступность парадоксов и нерациональной, подлинной мудрости политикам. Под понятием символа и мифа я, как и Бердяев имею ввиду не докетическую, а подлинную реальность, т.е. исторические события, либо со временем обросшие ореолом сказочности и гипербол, либо, как это в случае с догматами, истрактованные в качестве "индикаторов", проявляющих ереси и разные виды ограниченности.

Если смотреть на Закон вне связи с Божьей природой: как на связанный исключительно с людьми и их грехопадением, то тогда легко утверждать, что Бог может быть над законом, нарушая его. Если же двускрижальность Закона воспринимать как отражение двуприродности Бога - тогда двойные стандарты рушатся и Декалог приобретает более высокое значение. Поэтому либо Бог двуприроден и две скрижали являются Его проявлением, либо Закон смешон и должен быть упразднён.

Закон как выражение союза истины и милости. Закон есть две скрижали: истина и милость. Ибо это скрижаль любви к Богу и скрижаль любви к человеку. "Бог есть истина" (Иер. 10:10), т.е. любить Бога нельзя, если не любишь истину, не ищешь правды, равнодушен к справедливости. А человеколюбие всегда проверяется и проявляется в милости и доброте, в отношении к человеку. Для меня это очевидные факты, но в среде обычных верующих любовь к Богу означает совсем не это, а лишь повиновение якобы Его воле, послушание и смирение. Чуть выше, говоря о Боге как идоле, я уже указывал на несостоятельность возвышения одной добродетели над другими и на опасность нежелания знать, в чём именно состоит и на что направлена та воля, которой проповедуют подчиняться. Истина и милость, как написано в Пс.84:11, должны встретиться, я бы сказал: жить вместе, гармонично дополняя

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.