Идолы и Бог

сможет войти в Царство Небесное вне Его. Если Он в нас и мы пребываем в Нём, то мы - на этом Пути и в этом Храме. Закон помогал различать грех; жизнь же Христа помогает различить рабство и свободу ещё полнее, детальнее. Грешник нуждается не в чтении морали, не в банальностях и привычных фразах, - он нуждается в преображении, и не только внешнем, обрядами и формальностями, но и в внутреннем: в очищении от идолов в сердце. Поэтому мы Богом призваны представлять людям не заповеди, формы и обряды как спасение, а Христа как Спасителя. Его жизнь, Его любовь к Богу и к человеку, Его отношение к вещам и явлениям обличит любой грех и зажжёт на скрижалях сердца любовь ответную. Христос есть наш Закон: Его отношение к Богу, к Отцу, к Марии, к мытарям и блудницам, к фарисеям - это заповедь, "заповедь древняя" (1Ин. 2:7) о любви к Богу и к человеку. Проповедь словом и делом, истина в союзе теории и практики. Всякий грех теперь не Законом, а Христом проверяется, как написано: "По стихиям мира, а не по Христу" (Кол. 2:8), и ещё: "Камень преткновения" (1Пет. 2:7), а также: "Пренебрежённый вами зиждущими" (Дея. 4:11).

"Христиане" не знают, что такое любовь к Богу. Всякий может напрасно повысить тон, не задумываясь, куда его заводит его правота. Но, например, возвысить голос за истину, когда большинство трусит, прикрываясь текстом "не судите", а совесть обличает молчание, подсказывая, что "написано также", - кто может? Или, чрезмерно угождая человеку, говорят о вежливости, об угождении ближнему, и, в числе всего прочего, молчанием поддерживают унижение одним другого. Такой "вежливости" у Иисуса не было: язычницу, хананеянку Он обозвал, поначалу отказав ей (Мф. 15:22-26), когда собрался народ - Он ушёл от них в пустыню (Лк. 15:16), собственной матерью называл тех, кто верны Ему, учителей и знаменитостей Израиля назвав сынами диавола. Это иная оценка, иные ценности, нежели те, к которым мы привыкли. Это не призыв к хамству и грубости - это призыв задуматься: где Христос был бы гораздо мягче и обходительнее, чем мы, и где гораздо смелее, решительнее и твёрже, чем мы.

"Христианам" неведома подлинная любовь к человеку. Всякий может молчать и, когда судят невинного, смиряться с этим ради безбожного мира и спокойствия; также чураться и отказывать в любви нарушающим законы Божьи и человеческие в те моменты, когда можно реально помочь, этим растопив ожесточённое сердце. Таких "смирения" и "святости" у Христа не было: Он вступался за приговорённых человеческими судами, жил среди отверженных и больных, более любил их, нежели благополучных и здоровых, "праведных" и "святых".

Такое поведение в обоих случаях - безумие для "христиан", но такое поведение есть заповедь. И всякий, кто не поступает именно так, - грешит, вечности недостоин, и спасён не будет.

Не мёртвым вещам и "мёртвым" людям, а живому Богочеловеку всё наше внимание и силы. Нельзя поклоняться ни Церкви, ни государство ставить в центр жизни, ни

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.