Источник

уст одних струится живая вода, от их движений, поступков лучится свет во тьме. Другие травят вокруг себя всё живое, их жесты и действия гасят живые светильники, потому что они утверждают только одно и губят другое, отрицая ценности своих ближних. Третьи, которых больше, нежели первых и вторых, пассивно, неосознанно или под влиянием временного сердечного импульса служат то тем, то другим, перебегая и большую часть времени находясь в стране мёртвых, ещё не рождённых свыше. Одни пользуются уже существующими благами, их поглощая в неимоверных количествах, пассивно ожидая глобальных изменений то ли свыше, от вышестоящих, от Бога, начальника или одарённых личностей, то ли от природы, другие умножают их, желаемые изменения творя вместе с Богом или ближним.

Источники и болота. В нашем мире, смешанном и противоречивом, есть пути, на которых человек погибает, а есть места, где он набирается сил. Есть жизнь (учение и поступки), которая не может родить жизни по-настоящему новой, потому что, распадается, состоит из частей, а не из целого: частных доктрин и дел, которые противоречат желаниям; а есть жизнь свободного духа, которую можно черпать, словно живую воду. Есть практика, которая делает жизнь всех вокруг светлее, человечная святость, которая не ограничивается соблюдением пунктов определённого устава. Эта жизнь и эта полнота есть соединение и сочетание враждовавших частей в красоте и любви. Не уничтожение их, а очищение огнём и водой Божьей любви и свободы.

Традиционные вера и церковь как замутнённые источники. В религиозной среде столько же подделок, сколько и в среде языческой. Истины, авторитеты и законы, сама Библия обоготворяются, обращаются в предмет культа и человеческих, пусть и завуалированных, жертвоприношений. В сущности, повторяется то же язычество. В жизни большинства религиозных деятелей повторяется та же трагедия, что и в жизни Платона (см. Вл. Соловьёв, жизненная драма Платона): неспособность воплотить желаемое, идеал в практической жизни, осуществление добрых намерений злыми или грязными средствами, святые учение и теория, превращающиеся в греховную практику. Такой разрыв между двумя мирами - обычно там, где нет соединения слова с делом, а есть уклоны в теорию или практику, больная привязанность к отвлечённым идеям или к их воплощению в ущерб заботе о духе. О таком мире рисуется следующее представление, как бы оно ни резало слух: Бог даёт людям Свою полноту, Богочеловека (как хозяин виноградника стражам - сына своего), а они убив Его и расчленив, верующие потянули в свою сторону Бога, а язычники потащили человека .. Если сдёрнуть покрывало, то практическая жизнь так наз. верующих почти ничем не отличается от жизни неверующих. А вера и представления так наз. язычников полны религиозных элементов, да и последовательного атеиста сейчас трудно найти. Люди сами себя причисляют к тому или иному классу, начиная превозносить одно в ущерб другому или словами или действиями.

Говоря о дурном идеализме, я уже отмечал, что синоним слова "идолопоклонство" - это слово "отвлечение": во всех этих разговорах

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.