Источник

вильного представления о Христе, представления о соотношении Божественной и человеческой природ в Нём. Это, в свою очередь, сказывается на практическом отношении к человеку вообще, проявляясь в возвышении, обоготворении отдельных личностей светской и церковной иерархии, так называемой духовной элиты, и в умалении остального большинства: женщин, слабых, философов, неудачников, детей. Если Божественная природа во Христе подавляет человеческую, тогда Бог больше, а человек меньше; это - Творец миров, а то - тварь ничтожная, прах и червь.

Если Царство Божье представляют так, то и на земле одному позволяют возвышаться над другим, а тех, кто ближе к самому высокому, т.е. к начальнику в государстве, к Богу в Церкви, - чиновников, священников, почитают особыми, "отделёнными" людьми, элитой. В Царство Небесное переносят земной ад, т.е. считают, что и там будут особые, близкие к Богу люди, которые будут следовать за Ним; я говорил об этом в первой главе. Себя же считают достойными там разве что только "мусор убирать". Так рождено представление о ста сорока четырёх тысячах как об элите среди искупленных. Так были рождены низкая самооценка, неуважение, нелюбовь к себе, к человеку, ближнему, к женщине, к плоти, к здоровому образу жизни, к порядку в материальной жизни, пренебрежительное отношение к культуре. И что мы имеем сейчас? Мы опять вернулись в средневековье. Большинство людей уже забыли собственный язык. Скоро будем изъясняться как гориллы: жестами и мычанием. Очевидно, что идолопоклонники ничего, кроме идола своего, видеть не хотят, потому всех, кто не преклоняет колени перед ним, считают чем-то непотребным; всё, что не служит их "богу", считают вредным, занятием, "с которого началось падение Люцифера". Но ложь обычно смешана с истиной, и всегда основывается на "написано". Так, разбирая традиционное религиозное отношение к культуре, мы наталкиваемся на более глубокие пласты человеческой породы, и совершенный инструмент, я говорю о Богочеловечестве Христа, позволяет нам определить как ценное, так и только кажущееся ценным.

Культура и обыватель. Я совсем не хочу сказать, что атеизм лучше религии и совсем не собираюсь закрывать глаза на неудачу культурного творчества в истории, на его попустительство и отвлечённость, на беспомощность скульптур и картин перед проблемами практической жизни. Я лишь хочу изобличить ложь утилитаризма, духа богатства - духа идолопоклонства, под какой бы маской он ни скрывался. Пусть даже эта маска и очень привлекательна. Это легко сделать, указав на его отношение к культуре. Культура хоть и влечёт человека во все века, но воспринимается обывателем, даже если он религиозен, как отклонение от нормы. К культуре мещане всегда относились утилитарно и измеряли её ценность её полезностью в быту, удобством. Для мещанства естественно, что в современной психологии чрезмерную любовь к порядку и талантливость считают признаками безумия, девиации, а беспорядочность и посредственность - нет. Это наводит на мысль, что нечистоплотные и посредственные объявили войну порядочным и гениям, и для победы не останавливаются ни перед какими, даже самыми грязными средствами.

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.