Источник

уже существующих вариантов ограниченного числа, а творчество вариантов новых, многочисленных. Традиционное же спасение, которое провозглашается почти на всех углах современного мира, и есть эта "свобода выбора", - спасение ограниченное, приспособленное, оскоплённое, обедненное. Обыватель укоряет мечтателя в отсутствии практичности, приземленности, жизненности, но позволительно спросить: так ли "спасают" человека голые обряды и формализм, внешние благочестие и порядочность, добрые дела? Не идет ли человек на компромисс с Богом и людьми, отдавая им дань своими внешними оболочками, внутренне оставаясь таким, каким хочет быть, и в это святилище мало кого пуская? Не изменил ли он мечтам юности, заглушив в себе голос Св. Духа и голос совести?

Я говорю так потому, что человек не просто призван избрать Бога тем, что выйти из одной партии и присоединиться к другой, поменять внешность при той же похотливой внутренности: он призван творить себя и мир. Не выбирать из навязанного, обычно из двух, а творить третий путь. Творить целостно, внешне и внутренне, быть внутри и снаружи одним и тем же, не расслаиваться в угоду чужой воле или похоти. Подлинное избрание и творчество целостны: в них человек отдаёт всего себя, всю душу и сердце, как написано: "Возлюби всем сердцем, всеми силами твоими". Я говорю не о том, что нужно всем сердцем отдаться уставу определённой организации, что и делают законники, а о том, что если мы любим определённые фильмы, книги, песни, картины и т.п., если мы общаемся с определёнными людьми и посещаем определённые общества - почему мы должны играть роль для тех, кто наше такое поведение не разделяет, выставлять это как нашу слабость, либо делать это исподтишка, таясь и укрываясь? Правда состоит в том, что человек сотворён не на малое, как черви, не по их образу и подобию, и не для их миссии. Правда состоит в том, что традиционные, как атеистическое, так и религиозное общества не дают человеку полноты правды и жизни. Он вынужден питаться обществом их обоих из-за недостатков их обоих, вынужден создавать новый для себя мир. Признаться же себе в этом, дать отчёт в этой ужасной правде боится, не желает делать этот шаг, очень часто примыкая к одной из партий и уходя в истребление ценностей партии другой. Человек расслаивается и постоянно актёрит, вынужден вести двойную жизнь. Потому полнота не живёт почти нигде. Дух как целостность посещает редкие места. Золото подлинной жизни реже встречается, нежели золото металлическое. И это золото - золото не истребления и уничтожения, злобы и ненависти, а золото любви, сочетания и преображения враждующих частей в ткань целого и полноты.

Творчество как преображение, а не уничтожение. Христианина не может не мучить разделение на "Св. Писания" и "языческую литературу". Этот вопрос сродни вопросу отношений духа и плоти, существования мужчины и женщины, истины и милости и т.д. Ведь нельзя же сказать, что женщина ниже, менее духовна, чем мужчина; или что плоть не входит в Царство Божье; или что милость ниже, меньше истины. Я уже показывал это. Творчество противоположно истреблению. Подлинное избрание - совсем не в уничтожении "языческой"

Слушать онлайн
Комментарии
Добавить комментарий
« Скрыть форму
» Добавить комментарий

Любое использование материалов сайта разрешено
при условии ссылки на автора или данный сайт.
© 2020 Скала свободы. Все права защищены.